Было это в году эдак… Хотя какая разница, суть ведь в том, что джинсы тогда были дефицитом. Приехал я по своим юношеским делам в славный город Владивосток. Город этот, кстати, портовый и на местном рынке, если менты не заметут, можно было эти самые фирменные джинсы купить. Дороговато конечно, но на-то и дефицит. В общем огляделся я и дернул на этот рынок.
Полазил меж рядов, на прилавках естественно джинсов не обнаружил, но интерес свой засветил. Через какое-то время подваливает ко мне бабенка. Цыганка не цыганка, но юбок и кофт с куртками на ней штук десять. Среди них, мне кажется не только джинсы, холодильник спрятать можно. Смотрит мне в глаза и интересуется, не нужны ли мне джинсы по сходной цене. Так ясен пень, за ними и пришел. Делает мне таинственные знаки, типо – соблюдай конспирацию и уводит за какие-то контейнера. Достает из своих
складок новые в прозрачном пакете штаны, то бишь, джинсы, на, мол, прикинь, нормально ли будут? Я прикинул, вроде нормально – сто пятьдесят говорит, как будто в карманах у меня уже пошарилась. А хотя, ведь мы оба цену знали. Пока я деньги доставал, она джинсы в пакет сложила и обратно в складки сунула. Стоит деньги считает. Потом сделала страшные глаза и как закричит: «милиция, разбегаемся!». Пакет мне в руки пихнула и в какую-то щель. Ну и я тоже куда-то ломанулся - чтобы мечту не отобрали.
Пока в трамвае ехал, все никак на свои джинсы налюбоваться не мог.
Вытащу их чуть-чуть из-за пазухи, посмотрю на фирменный шов или лейбл и на душе радостно. Эх, думаю, теперь как не крути, а на танцах все девки мои. Так и радовался, пока до родственников не доехал. Там пакет развернул, штаны достал, а там вовсе и не джинсы, а джинс. В смысле брючина одна. Они же суки ровно по мотне эти джинсы разделили. И обидно мне хоть плач, потому как на вторую половину денег все равно нет, даже если я через объявление в газете счастливого обладателя этой второй
половины найду. Тут к вечеру братан мой двоюродный с работы заявился. Бросил я ему на плечо свою буйну голову и излил обиды на его родной город. Он строго посмотрел, по голове меня указательным пальцем постучал и задумался. Хотя, говорит, не все так плохо, если рассуждать логически. Завтра вместе на рынок сходим.
Что уж там не так плохо, я всю ночь думал, но видимо с логикой у меня были проблемы.
Пришли на рынок, он меня у какой-то кафешки оставил. Жди, говорит, я сейчас и в толпу нырнул. С час наверно не было. Приходит, запыхавшийся, но довольный и куртка его на груди оттопыривается. Сели в трамвай, едем. Он молнию-то расстегнул и достает из-за пазухи джинсы. Фирменные, и брючины две, все как положено. Правда без пакета и черте как смятые. На, говорит, носи. Не, ну я конечно весь в благодарностях рассыпался, обещал как домой приеду, сразу деньги выслать. Да только он на меня укоризненно посмотрел и говорит, это твои, мол, джинсы, ты за них вчера заплатил, я
своих денег ни копейки не потратил. Как же так, спрашиваю, неужели у той бабы совесть есть?
Насчет совести, говорит, не знаю, но в той логической цепи финал меняется от того, кто первый закричит: «милиция, разбегаемся!»